Клуб «Экстремальные Виды Спорта»
Москва, Кочновский проезд, 3 (здание НИУ ВШЭ), комн. 13
(8499) 152-16-41
(8903) 111-44-17
Новости
12 апреля 2016 г.
Маршрут: система каменоломен Бяки (Тульская область)
Сроки: 8 - 9 декабря 2001 года
Число участников:

22 человека
Проводник: ГУ
Автор: Канухин Илья (ils)
Просто хорошие люди: Одиноков Петр, Сидоренко Катя,
Шкипер, Настя, Михайловский Иван, Стояновский Толик, 
Стрижов Саша, Давлетбаев Тимур, Журакоский Вадим, Хотеев Игорь,
Москвитин Олег, Савельева Аня, Гапонова Маша, Грешилов Ярослав, 
Кулятова Лена, Сергей Логин, Сергей Францев, Витвицкая Маша, 
Телепнёва Оля, Нещерет Аня, Кирюхин Макс.

Посмотреть фотогалерею похода

О вылазке в пещеру возле деревни Бяково, именуемую, соответственно, Бяки, в которой, кроме меня, принимало участие множество достойных людей: ГУ(он же ШурШурыч, а также Враг или Цветочек (ГУ, прочтя мой черновик, потребовал особо отметить, что он не ГУ. Его имидж нынче реконструируется до Цветочка, находясь в настоящий момент где-то на стадии ШурШурыча... (Здесь и далее прим. автора.)) - организатор, предводитель и гид),Макс (по неизвестной причине называемый ГУ Огнеметом), Катюша (она же Ключики или Kiss-Keys), Шкипер (умело выходящий из затруднительных ситуаций прямиком в совершенно неразрешимые), Настя (весьма отчаянная и энергичная девушка), Савельич и Агапоныч (оказавшиеся на поверку просто Аней и Машей), Яр (с тобой - хоть в разведку!), sereGine и Франц (опасная для жизни Шкипера пара Сергеев), Vanya, Толик, Петро (как говаривали Бандар-Логи, "острое слово"), Хвост (aka Лена), Шурик Стрижов (известный также как Dr. Dragon или Солдат), Витёчек(которая очень любила поспать), сестрицы Телепневы(Оля и Маленькая), Тимур(имеющий значительные познания относительно черепно-мозговых травм), Вадим, Хотеев Игорь(удачно теряющий игральные карты и неожиданно находящий их у себя за пазухой), Олег (один из немногих, честно оплачивающих проезд в транспорте), Щербет(большая приколистка, по-моему) и, наконец, Иван Стоун, притусовавший к нам уже возле входа в Систему; написано по просьбе Стрельца (спасибо ему за предоставленный "транс" и спальный мешок, а также множество ценнейших советов, данных как лично, так и при участии Маршалла). 

(Если Вы дочитали это название до конца, запишитесь на прием к психиатру!)

Чайник во тьме

Дело в том, что чайник там действительно был... Ржавый и грязный как раз до такой степени, чтобы любой другой "чайник", явившийся в пещеру полюбопытствовать, почувствовал себя рядом с ним нестерпимо зеленым, выстиранным и выглаженным до неприличия, полным неуместных мыслей и ожиданий; короче - истинный ветеран среди чайников, оставленный недалеко от входа встречать и провожать гостей из Верхнего Мира. Едва ли он чувствовал себя одиноким, в том смысле, что облазив хорошенько Систему, вы можете обнаружить немало подобных "следов цивилизации" - домашнюю утварь, одежду и уж совсем неожиданные предметы, как, скажем, новогодние открытки, или тяжелую чугунную цепь, неизвестно зачем напрочь вбитую в противоположные стены. У меня вообще сложилось впечатление, что зря я тащил на своем горбу кучу всякого барахла, когда пещера и без того предоставляет сервис, не хуже чем в пост-советских двух-, трех-, и более- звездочных гостиницах, где в понятие "удобства" входит исключительно раковина, а "холодильник в номере" означает не наличие некоего устройства, а скорее температуру окружающей среды...

Еще в Москве, изучая документ под названием "A__cavequip.rtf", который почему-то переводился на русский как "Снаряга для пещер-каменоломен", я проникся определенным сомнением, поскольку через каждые два-три пункта там фигурировал алкоголь разного процентного содержимого, а остальные термины были, в основном, непонятны. Автор документа - ГУ (он же ШурШурыч, Цветочек, и прочая, и прочая) - долго и упорно расшифровывал страшные аббревиатуры типа "КЛМН" (кружка, ложка, миска и нож) и объяснял псевдо-английские выражения, навроде "поппинга" (подкладка под соответствующее место), а, в завершение, уверил меня, что по поводу спиртного можно не беспокоиться, так как "грот будет непьющий" (я живо представил себе ритуальные подношения штрекам, гротам, Духу Пещеры и его родственникам, как пьющим, так и непьющим, с возможными жертвами, танцами и таинственными обрядами, и сделал вывод, что тут действительно беспокоиться не о чем - для храбрости нам будет просто необходимо принять горячительного). По счастью жертв не последовало, и если не считать, что "пьющий грот" практически в полном составе явился справлять свои оргии в нашу "умеренно потребляющую" компанию, ГУ сдержал свое "безалкогольное" обещание.

На самом деле, слова и жесты ШурШурыча не так уж далеки от реальности, как зачастую может почудиться тому, кто мало знаком с его стилем жизни. Общее правило тут таково: "Послушай ГУ и сделай вдвое больше, чем он советует". Главное, не подпасть под его несокрушимую уверенность, диктуемую принципом: "Если не расслабляться, то как-нибудь все равно выкрутимся". Природная склонность к бессмысленным авантюрам, усугубляемая завидным количеством здорового пофигизма, временами приводит его товарищей (но только не его самого!) в достаточно неловкие положения. К примеру, меня он полностью убедил, что лучшая форма одежды в пещере - это старые, заношенные до дыр тренировочные и футболка ("можно и в плавках, если собираешься гулять по затопленным коридорам"). Моя фантазия рисовала пригревшихся на камнях гномов и отдыхающих возле подземных озер наяд неглиже, когда в последний момент (за считанные часы до общего сбора) Стрелец и Маршалл буквально силой выдернули меня из этой идиллии. Оказывается, температура и влажность там таковы, что даже поросшие густым волосом тролли рискуют застудить почки, располагаясь на голых камнях, не говоря уже о русалках, которые и не подумают лезть в ледяную воду, не накинув, как минимум, сухой гидрокостюм поверх шерстяного свитера...

Желая сэкономить всем средства, ГУ взял в свои руки покупку билетов на электричку и, ловко пользуясь тремя-четырьмя студенческими, заимствованными у кого-то из нашей компании, обеспечил массу народа (не удивлюсь, если не только своих, но и просто проходящих мимо людей) законной отмазкой от контролеров... но, к сожалению, только до первой зоны. А контролер, конечно, слегка запоздал, и первая зона была уже далеко позади, когда неподкупная старушка, еще старой закалки, ворвалась в наш вагон, сметая все на своем пути, вылавливая зайцев как дед Мазай, за уши и за загривки... и мы не выдержали ее напора, капитулировали и стали лихорадочно собирать "откупную" (стараниями Цветочка дотягивающую, в итоге, разве что до трети положенной суммы).

Наша "группа жизнерадостной молодежи" :)
Наша "группа жизнерадостной молодежи" :)

Несложно, я думаю, представить себе группу жизнерадостной молодежи (которая, как известно, в количестве более трех человек становится социально опасной), занимающую почти полвагона, травящую анекдоты и разгадывающую кроссворды, поющую под гитару (успешно заглушая ее робкие ноты) и прочими средствами коротающую досуг в предвкушении чего-то действительно интересного. Наиболее точно нас охарактеризовал какой-то таксист, случившийся неподалеку от нашей тусовки на Павелецком вокзале. Когда (по словам Яра) его товарищ рванулся было предложить нам свои услуги по доставке больших и малых предметов, людей и их домашних животных, тот схватил его за рукав и авторитетным тоном сказал (направив палец на "пенку", привязанную к одной из дорожных сумок): "Не видишь что ли? - Они же с матрасами!.."

Долог путь до Ожерелья - можно и выспаться
Долог путь до Ожерелья - можно и выспаться

Вот так и прошли два часа до "Ожерелья" на электричке; короткая остановка на ледяном ветру с дозаправкой горячим кофе и холодным пивом (а то и тем и другим, вперемежку); еще где-то час в дизеле, и мы, наконец, на месте.

Бяки

Дизель выкинул нас на полустанке "168 км", напоминающем более всего классическую московскую автобусную остановку. Платформа, и без того едва похожая на своих собратьев в больших городах, стыдливо прикрылась густым слоем снега, утоптанного и утрамбованного множеством ног, прохаживающихся, а то и приплясывающих в ожидании вечно опаздывающего поезда. Местные жители, по-моему, давно уже махнули рукой на этот вид транспорта (тем более, что понятие расписания здесь отсутствовало как класс). Не прошло и пары минут после ухода нашей "собаки", как мы увидели одинокого человека, неторопливо бредущего по рельсам вслед за растворяющимся в воздухе дымным шлейфом от дизеля. Как оказалось впоследствии явление это было массового характера: пока мы искали удобный ракурс для группового снимка, еще один скиталец по шпалам успел затесаться в наши ряды, и, подарив сияющую улыбку фотоаппарату, а заодно и всем нам, продолжил свое неспешное путешествие к далекому горизонту.

168км - наша дружная группа
168км - наша дружная группа

Мне жутко хотелось спать. Неясно по какому закону, но почему-то любая затея всегда требует вставать ни свет ни заря, да еще и тащиться немыслимо далеко от дома! Любители ходить по пещерам, с которыми я успел пообщаться, в один голос твердили, что высыпаешься под землей гораздо лучше, чем где бы то ни было. Я очень рассчитывал в ближайшем будущем воспользоваться этим несомненным достоинством "Темного Царства", но жизнь, как и следовало ожидать, подкорректировала мои нехитрые замыслы до их абсолютной неузнаваемости...
Трудно сказать, что удивило меня в Системе больше всего. Замечу только, что пещеру я представлял себе совершенно не так. Вход был не то, чтобы узким, но просто раньше я никогда бы и не подумал, что подобная дырка в подножии довольно крутого, метров семи высотой, холма, может куда-то вести. Небезызвестный Кролик, имеющий обыкновение носить часы в жилетном кармане, сдается мне, нырнул примерно в такой же лаз, и, втискиваясь туда, я невольно прикидывал, далеко ли еще до колодца, падение в который гарантированно приводит потерпевшего прямиком к воротам в Страну Чудес...

Идем к каменоломням:
По пути от станции
По пути от станции
Переодеваемся перед входом
Переодеваемся перед входом

Когда ноги мои коснулись твердой земли, я обнаружил себя в небольшом зале, очертания которого тонули во мраке. Слева и справа - гигантские, неправильной формы камни со множеством острых углов, вопреки всяким законам стереометрии. Наверху - ...ойй - Система приветствовала меня своим обычным манером, "погладила", так сказать, по макушке, не слишком сильно, однако весьма настойчиво, напоминая, что человек не всегда был царем природы и не везде вправе считать себя хозяином и по сей день. Вот, пожалуй, именно то, что нельзя передать никакими словами. Меня, разумеется, предупреждали насчет потолков, но все это звучит довольно абстрактно, пока сам не ощупаешь, не проникнешься, пока не побродишь с полчасика по забоям, сгорбившись и изворачивая шею в тщетной попытке охватить взглядом каждую тень, каждый выступ намеченный лучом фонаря...

Греемся
Греемся
(в фляге просто горячая вода, а не то, что вы подумали :))

Средняя высота потолков в Бяках - около полутора метров. Все время приходится помнить о том, что над головой что-то есть, причем, как правило, далеко не мягкое, да еще и царапающее, хватающее за одежду и срывающее с плеча рюкзаки и сумки. В принципе, привыкаешь к этому быстро, но иногда так хочется разогнуть спину, что снова и снова приходится "здороваться" с очередными штреками. Еще одна вещь, к которой я совсем не был готов - это абсолютная, непроницаемая тишина. Стоит человеку зайти за угол, и уже невозможно разобрать его речь; еще один поворот - и голос полностью пропадает, словно бы растворяясь в царящей вокруг густой темноте.

Влезаем в систему:
Непосредственно сам вход
Непосредственно сам вход
Потолок системы перед входом покрыт инеем
Потолок системы перед входом покрыт инеем
Очень красиво

Если верить ГУ (а тут ему, очевидно, следует доверять не меньше, чем любому туристическому путеводителю), Система в Бяках очень большая и разветвленная (порядка двух-трех сотен километров подземных ходов). Осваивается она, пожалуй, не слишком активно, благодаря чему и по сей день сохранила свой первозданный облик. Низкие своды, пол, присыпанный щебнем, а также более увесистыми осколками камня, множество "закольцовок" и развилок с частыми тупиками - вот типичные Бяки.

Недалеко от входа расположен журнал, в котором отмечаются все, кто вошел и вышел. Не знаю, насколько это эффективно с точки зрения поиска заблудившихся, однако, с другой стороны, все же лучше, чем увековечивать свое имя на стенах в стиле "Здесь был... пил... и спал..." Чуть поодаль, на повороте, уводящем в глубины пещеры стоит тот самый Чайник, о коем я уже как-то упоминал. Согласно традиции, все "чайники", проходя мимо него, дарят ему поцелуй, и здесь я был приятно удивлен, обнаружив, что около половины нашей тусовки (равно как и я сам) залезла под землю впервые в жизни.

Отмечаемся в журнале
Отмечаемся в журнале

За Чайником, собственно, и начинаются бесконечные галереи, проходы, завалы, аркады (Специально для геймеров: аркада - вовсе не стиль игры, а просто последовательность одинаковых арок), комнаты, трещины... влажная тишина и темнота без малейшей надежды на лучик света...

"Проклятые рудники"

"...it was a hobbit-hole, and that means comfort" (J. R. R. Tolkien, The Hobbit) - то бишь здесь вам не колодец какой-то, а нора хоббита, а это, прежде всего, - комфорт! Или, как говаривал Винни-Пух: "Если я что-нибудь в чем-нибудь понимаю, то дыра - это нора, а нора - это Кролик, а Кролик - это подходящая компания..." Но что за компанию вы ожидаете встретить в "дыре", вдали от Цивилизации, где никаких удобств, и подкрепиться особо нечем? - Нелишним, я думаю, будет разобраться в этом вопросе подробнее.

Гоблины, согласно Британнике (Britannica 2001 Deluxe Edition, (c) 1994-2001 Encyclopaedia Britannica, Inc.), - вовсе не те низкорослые грязные создания, какими их представляет современная фэнтези. Как, между прочим, и гномы (царем которых считается некий Гоб), они вообще никогда не были существами из плоти и крови, хотя и появляются временами на людях в образе безобразных карликов. На самом же деле - это духи-хранители штолен и каменоломен, позднее частично переселившиеся поближе к человеку, вероятно, с целью улучшения жилищных условий. Другое дело - Орки (как их назвал Толкиен, исказив латинское Orcus - подземное божество). Уж эти твари наверняка не более призрачны, чем мы сами. Сейчас я легко могу представить себе типичного Орка с толстенной шкурой, покрытой клочками свалявшейся шерсти, большими, слезящимися от постоянно чадящих факелов, красноватого оттенка глазами, в изодранной и вонючей медвежьей шкуре, бормочущего что-то нечленораздельное, опасливо поглядывая по сторонам и не прекращая чесаться и ковырять в ушах узловатыми пальцами. Они обитают в пещерах, по большей части прокладывая беспорядочные ходы и расчищая завалы, питаются всякой дрянью и вылезают наружу исключительно ночью, при свете звезд. Особой культурой их сообщество не отличается. Гроты, которые они с гордостью именуют Комнатами, являют собой прямую противоположность уютным, со вкусом оформленным интерьерам хоббитов. Пара плоских камней (стол со стулом, легко меняющиеся ролями), выдолбленная в стене лежанка или просто расчищенный от щебня пятачок на полу - вот вам и спальня. Захламленный булыжниками бесформенный закуток с традиционно низкими сводами вполне сойдет за гостиную или приемную. Гуляя по Бякам, я встретил немало таких помещений, и - можете мне поверить - оставшись как-то один и погасив фонарь, я собственными ушами слышал, как капает слюна из пасти притаившегося в соседнем проходе Орка...

Воздух в Системе сырой, тяжелый и вязкий, полагаю прилично насыщенный каменной пылью (о чем свидетельствовало состояние моего носового платка на следующий день). Температура круглый год на восемь-десять градусов выше нуля. Пока двигаешься - тепло (или даже жарко), однако остановившись, очень скоро начинаешь мерзнуть. Одежда, впитывающая влагу, промокает насквозь при малейшем соприкосновении с окружающими предметами. Выбравшись на поверхность, с удивлением обнаруживаешь также, что весь заляпан различными сортами глины, известняка и прочими ископаемыми, хотя под землей нет ощущения "непролазной грязюки", как, например, бывает в лесу после весеннего паводка.

Луч света то и дело выхватывает нечто похожее на кладку из крупных булыжников. Каменоломни, в отличие от природных каверн, не балуют посетителя изобилием красок и форм. Осевшие потолки... изломанные поворотами бока туннелей, хранящие на себе следы былых разработок... вздыбившиеся над полом и раскоряченные поперек дороги завалы... Штреки, ставшие по какой-то причине ненужными, часто использовались для складирования "побочной" породы, и многие из них по сей день остаются аккуратно заложенными, отчего и возникает иллюзия изъеденной временем кирпичной стены. Добавьте к этому разбросанные повсюду залы, каморки и щели, продолжение которых теряется в непроглядном мраке, и вы получите полуразрушенный замок какого-то мага-алхимика, быть может погребенного где-то поблизости, в катакомбах, куда простому смертному вход заказан...

Дети подземелья

После торжественной церемонии целования Чайника, ГУ разбил нас на группы, назначил ведущих и замыкающих, и мы полезли (а где и поползли) к выбранному им месту хранения вещей и ночевки ("домой", как он выразился). Два грота оказалось вполне достаточно, чтобы вместить всю нашу компанию. Название первого я точно не помню: то ли Гостиный Двор, а то ли Простоквашино; могу только сказать, что забираться туда было весьма непросто - у последнего поворота потолок почти встретился с полом, и, в общем-то, ни тот ни другой не отличались особой гладкостью. Оставшаяся половина людей (и я в том числе) базировалась неподалеку, в Елочке, имя которой с некоторой натяжкой следовало из ее внутренней конфигурации: пол - ступенька - приподнятая на метр широкая полка - нависший угловатыми глыбами потолок. Ну что же... как любит повторять мой Большой Брат: "Человек не блоха - ко всему привыкнуть способен!" Жить можно, если недолго.

Пещерные ориентиры:
Глюкало
Глюкало
Ложка
Ложка

Дорога до "лагеря" запомнилась мне изрядным количеством "захоронений": Могила Гука, Могила Боцмана, Могила Пятачка... Откуда они взялись и что собой представляют, судить не берусь: история (в лице ШурШурыча) не освещает данную тему. Привал был сделан возле Глюкала (подвешенный на веревочке камень величиной с кулак; один из моих знакомых такие конструкции именовал "деградатором" или "дегенератором", что, кажется, более точно определяет их назначение). Там я впервые смог оценить по достоинству карбидную лампу (прикрученную каким-то образом к голове Стоуна). Карбид дает яркий и ровный свет (эх, если бы еще убрать отвратительный запах!), так что, собравшись в одном помещении, мы все смогли погасить фонари. Как позже объяснил сам Стоун (которого я прозвал про себя Белым Спелеологом, так как носил он что-то очень похожее на зимний маскхалат), одной зарядки хватает лампе часов на шесть непрерывного горения (изумленные вздохи), несколько запасных баллончиков он всегда таскает с собой - они легкие и компактные (отдельные возгласы), а вообще, проблем с карбидом у него быть не может, поскольку мелочиться - не в его стиле, - и он купил сразу целую бочку (аплодисменты; занавес). Да! Серьезный подход к экипировке - для истинно серьезных людей... (К тому моменту я уже потерял три запасных батарейки, свечку и зажигалку, один раз остался без фонаря, а шапку мою нашли, притом совершенно случайно, в углу грота.)

Вход в грот "Простоквашино" 
Вход в грот "Простоквашино"

Устроившись (то есть побросав беспорядочно вещи и пропустив мимо ушей очередные напутствия Цветочка), мы дружно отправились погулять налегке. Я жаждал увидеть подземное озеро, воображая при этом нехилую нишу, заполненную ртутно-черной водой, упругую неподвижность которой изредка нарушают гулкие капли... кромка берега, извиваясь, убегает во тьму, откуда веет ледяной сыростью... скалы бугрятся над головой и ниспадают ступенями в бездонную глубину...

Реальность превзошла все мои ожидания! - Пара штреков, вполне стандартных пропорций (длина + ширина < 4м), затопленные сантиметров на двадцать прозрачной (если не баламутить), ужасно холодной влагой... Однако, Озеро! - "Рад познакомиться... Благодарю за любезно предоставленные питьевые ресурсы..."

Говорят, что если пробраться вперед, пол постепенно уходит под воду, и в некоторых коридорах уже можно нырять и дальше плыть с аквалангом. Ближе к ночи, двое добровольцев (Серега, и... еще Серега) отправились туда на рекогносцировку и отсутствовали достаточно долго, однако вернувшись, они выглядели на редкость сухими, как снаружи, так и изнутри, ибо употребляли практически любую жидкость, до какой могли дотянуться своими алчущими руками.

В целом, Озеро мне даже понравилось, хотя бы за то, что туда было относительно просто попасть из нашего грота. Я, правда, так и не разобрался в системе подсчета поворотов в пещерах (какие-то из боковин не учитываются, поскольку стоят в стороне от загадочного "централа", теоретически бросающегося в глаза особой "расчищенностью"), но как-то все же сумел, следуя указаниям ГУ ("по правой Штанине, налево от Ложки") добрести "домой". Забавно, что в этот же день в Бяках проводились соревнования по ориентированию, и мы, в один прекрасный момент, столкнулись с компанией чрезвычайно нервных молодых людей, тщетно пытающихся найти дорогу к Хеопсу (правильная пирамида, высотой около метра, сложенная из некрупных камней). ШурШурыч как раз привел нас оттуда, и мы без проблем указали им направление. Посовещавшись и пошуршав картой, они почему-то прониклись уверенностью, что ГУ страдает умственной неполноценностью, либо нарочно вводит их в заблуждение, о чем они тут же поставили нас в известность, использовав солидный набор непечатных терминов. Цветочек резонно заметил, что в план могла закрасться ошибка (ведь мы-то точно знаем, откуда пришли), чем окончательно убедил их в своей полной недееспособности (погрешности в схемах уставом не допускаются!). Они переглянулись, махнули на нас руками, сопроводив последнее комментариями (пополнившими мои представления об анатомии позвоночных), и ринулись прочь, на ходу согласовывая расположение переходов с имеющимся у них рисунком. Ну чем не толпа, блуждающая по Хэмптон-Кортскому лабиринту во главе с излишне самоуверенным Гаррисом?! (См. "Трое в лодке, не считая собаки", (c) Джером К. Джером) - ГУ добивался того же эффекта, назначая ведущим "чайника" и терпеливо дожидаясь, пока он основательно не заблудится.

ШурШурыч в боевой амуниции :) 
ШурШурыч в боевой амуниции :)

Под предводительством Насти (которая в пещере была впервые в жизни), мы, помнится, долго искали комнату, где как в музее хранилось нечто, называемое очевидцами "флайерс Непомнящего". Какие-то из штреков упорно возникали перед нами раз за разом, отдельные развилки мы миновали неоднократно, но нужный грот таинственным образом ускользал, и, проплутав с четверть часа, мы вынуждены были с позором вернуться к ШурШурычу, медитирующему на камнях в той точке, откуда он нас отправил. Надо отметить, что после некоторых пояснений, Настя вновь возглавила экспедицию к "флайерсу" и привела ее к намеченной цели буквально за пару минут. Но, должен признаться, что я тогда остался с ГУ и, к сожалению, не видел ее триумфа...

Запутывались в поворотах и более опытные - если не спелестологи, то уж верно - походники. В Зайку (или Заячьи Уши) нас провожали Маленькая и Оля (Лукойле, как ее именует Цветочек). Дорога туда не из приятных - вязкая, ржавого цвета глина в проходе полуметровой высоты (под названием "Мягкий"), сменяется острыми выступами и камнями, словно бы созданными, чтобы об них спотыкались ("Твердый"). Мы, кажется, преодолевали их дважды. Сперва ползешь, почти касаясь щекой размокшей бурой поверхности, затем испытываешь на прочность одежду, суставы, да и нервы в придачу.

Зайка представляет собой узкий и длинный вертикальный разлом в породе. Я слышал, что высота его не менее пятнадцати метров, а снизу он выглядит, как двухметровая трещина в потолке, по ширине - в самый раз, чтобы в нее мог пролезть человек. Стены - с уступами, выбоинами и щелями, но, правда, влажные сверх всякой меры, поэтому если вы скалолаз - подъем будет халявным, однако не забывайте, что вы рискуете подмочить репутацию. Неискушенные в альпинизме обычно забираются на два-три своих роста, и обнаруживают, что спуститься гораздо сложнее, поскольку одежда имеет тенденцию зацепляться и задираться, а чтобы ее оправить, нет ни одной свободной конечности. Я лично соваться туда не стал, ввиду не очень хорошего самочувствия, но в следующий раз несомненно попробую, тем более, что габариты мои - как будто специально выверены для подобных лазеек.

Описывая (или показывая) "узкие места" в Бяках, нельзя обойти вниманием Трешку. Легенда гласит, что первыми, проникнувшими в нее, были трое неизвестных. Они "обмыли" это событие, что называется "не отходя от кассы", и выбрались благополучно наружу. Возможно, это произошло в канун Нового Года, так как считается, что если на стыке двух лет, сидя там, загадать желание, оно непременно исполнится, и, судя по всему, такое действительно практикуется.

Попасть в Трешку - мне с непривычки показалось делом мудреным. Прежде всего, надо залезть метра на два вверх, затем пройти столько же вдоль стены по узенькой (шириной в три пальца) полке, упираясь спиной в каменный монолит. Один длинный шаг, - и можно передохнуть на "балконе" (вытянутая рука - по диагонали). Оттуда ныряешь в некое подобие крупной норы (диаметром примерно как колесо от КАМАЗа), проложенной параллельно земле. Чем глубже, тем больше ее "плющит" по вертикали, а вскоре и по бокам становится все теснее, пока, наконец, не возникает вопрос: а можно ли вообще добраться до выхода? (Который в действительности означает: "Какого лешего я здесь потерял?") На этом месте и прибита тяжеленная цепь, с мощными трехсантиметровыми звеньями; она лежит поперек прохода, как памятник бессмысленным жестам, поступкам и подвигам, пустым словам и безответным намерениям... Но это еще не грот! - Осталось сделать глубокий выдох и проскользнуть, дюйм за дюймом, до "выпускного отверстия". Если бы прямо передо мной туда не слазил Саня Стрижов (человек куда крупнее меня), я вряд ли решился бы на этот последний рывок, хотя бывалые спелеологи и утверждают, что ползать в Трешку - "легко и приятно". Что касается самой комнаты, то до для меня так и осталось загадкой, как в такую конурку могло втиснуться трое людей. Или они были детьми... возможно, грудными... возможно, с наследственной дистрофией... нездорово развитой гибкостью... острой агорафобией (боязнь открытых пространств)... гормональным дисбалансом... кармической лихорадкой и прочими отклонениями?.. В общем, увольте... - меня туда третьим не затащить!

Лезем в Трешку:
Прежде всего, надо залезть метра на два вверх
Прежде всего,
надо залезть метра на два вверх...
Та самая цепь
Та самая цепь

Обстановка в Трешке всегда праздничная. Куча свечей, новогодние открытки, фигурки, слепленные из глины, которой вокруг полно (между прочим, пока продвигалась очередь на посещение аттракциона "Выдавливание внутренностей из всех щелей", Вадим изготовил замечательного уродца, нареченного им ГУ; - жаль, только, его уронили, вследствие чего он безвозвратно потерял первоначальную форму, и оказался годен, разве что в качестве приблизительной модели ГУ'шного внутреннего "Я"). Одна из открыток меня особо порадовала. Изображалось там нечто вроде наклеенных букв из множества газет (ну знаете, как это принято у маньяков-убийц), и фраза звучала примерно так: "Поздравляю с Новым Годом. Желаю счастья. Доброжелатель".

В Трешке:
В Трешке В Трешке

Уж если речь зашла о прикольных гротах, то следует упомянуть и про Сказку (как много мы, все-таки, успели облазить!). Издалека она выглядит эдаким американским studio (Однокомнатная квартира, где спальня часто совмещена с кухней): стол, какая-то мебель, кровати со спящими на них людьми. Поближе все это оказывается бутафорией, но сделано действительно сильно, не говоря уже и о том, что затащить в пещеру такую груду бесполезного барахла - задача нешуточная (учитывая низкие потолки и булыжники под ногами)... По пути нам попался Стоун, закусывающий и ведущий неторопливую беседу уже в совершенно другой компании. Под землей он, похоже, чувствует себя как дома, во всяком случае я бы не удивился, застав его за игрой в кости с орками или обсуждающим снаряжение горняков с каким-нибудь заблудившимся еще с позапрошлого века рудокопом...

Повторно направившись к Трешке, мы встретили возле нее не менее пятнадцати жаждущих ощутить крепкие объятия камня, что означало долгое и утомительное ожидание. И тут обнаружилось, что непосредственно под ее "завалинкой" имеется лаз (так называемый "шкуродер" или "шкурник"), ведущий в Черный Лабиринт, куда ГУ строго-настрого запретил нам соваться. Насколько я уяснил, из тех "галерей", что были в области нашей досягаемости, наиболее опасными считаются Красные Собаки (поворот к которым расположен где-то поблизости от Чайника) и этот самый Черный Лабиринт, ввиду крайней запутанности и частых обвалов. Понятно, что если ШурШурыч нас туда не пускает, то там и есть самое интересное (простейшая логика, характерная для перенесших лоботомию). Мы незаметно просочились сквозь "шкуру", кажется, вшестером, и приведенное выше рассуждение полностью подтвердилось! Высокие потолки и широкие коридоры, так редко попадающиеся в Системе, вдохновили нас на небольшую экскурсию. Какое-то время мы следовали размотанной магнитофонной ленте и вскоре очутились в классическом тупике с малюсеньким окошком во мрак. Исходная "улица" в итоге привела нас к развилке, над правой частью которой висел огромный и очень неустойчивый на вид камень, а левая открывала средних размеров зал и исчезающий в темноте штрек, таивший в себе какую-то смутную навязчивую угрозу, и мы решили, что пора возвращаться. Исследовав несколько боковин, потыкавшись туда-сюда в поисках Трешки, мы, наконец, выбрались, довольные собой и своим "приключением", и поплелись в Елочку отдыхать.

Черный лабиринт:
 Вход в лабиринт
Вход в лабиринт
Черный лабиринт Черный лабиринт
Черный лабиринт Черный лабиринт Черный лабиринт

Ночь, полная удовольствий

Кормили в тусовке ГУ достаточно своеобразно (Не следует воспринимать это слишком всерьез; хочу отметить, что на фоне среднестатистического туризма, все вылазки, организованные ШурШурычем выгодно отличаются дисциплиной, четким распределением ответственности и неплохой предварительной подготовкой). В кан, заполненный доверху макаронами, гречкой или чем-то подобным, ссыпается банка тушенки, причем попытки перемешать полученный конгломерат заранее обречены на провал, поскольку пространства для этого уже не хватает. (Я преложил бы внедрять мясную составляющую частями, путем проталкивания, ввинчивания или вбивания отдельных кусков - так можно было бы надеяться на более равномерное распределение примеси, но трудоемкость задачи не оставляет шансов данному ноу-хау.) Затем происходит процесс деления. В роли делителя (к несчастью) выступила моя миска, поэтому мне досталась последняя порция, в которой тушенка была представлена преимущественно дразнящим запахом, а также дюжиной фрагментов мясных волокон.

Ложиться спать никто не торопился. Вялотекущий обмен впечатлениями, байки, пение при свечах и затуманенные взгляды на опустевшие котелки продолжились часов до двух ночи. Чем-то мне это напомнило китайскую Чайную Церемонию. Со стороны посмотреть - бессмысленное занятие, а изнутри - вроде как приобщаешься к непреходящему потоку Дао. Затем треть группы все-таки устроилась на ночевку, и "приобщающиеся" снизили свою громкость до театрального шепота. Когда минут через тридцать к нам пожаловали гости из соседнего грота, "веселье" было в самом разгаре: те, кто еще не спал затянули длинную и заунывную песню (берущую за душу и разрывающую ее на куски); свечи, в основном, догорели, и в полумраке разлилось дремотное отупение.

Петро не мог терпеть такой подгнивающе-романтической атмосферы! - Он нес с собой свет и неукротимую энергию оптимизма. Наш крохотный мирок задрожал под его напором и неожиданно наполнился суетой. Все стали будить ГУ, требуя обещанного глинтвейна, искать свои кружки и проверять запасы воды и пищи. Тут выяснилось, что ничего "крепкого" в нашем гроте не водится, и гости отправились за алкоголем к себе. К моменту их следующего появления ШурШурыч уже разжигал примус, причем последний сопротивлялся и не желал слушаться столь сонного "примусолога". Действие сопровождалось бессвязной лекцией о содержании в неволе, уходе и методах дрессировки указанных аппаратов. "Главное", - говорил Цветочек, - "не перепутать бензин с другими горючими жидкостями" (к которым человеческий организм питает нездоровую тягу). И, сладко позевывая, припомнил случай, когда один из его знакомых глотнул не из той бутылки... Петро не дал ему закончить рассказ. Он завалил ГУ десятком советов и предложил свою помощь, нервически улыбаясь и повторяя фразу "Masters of Fire". Как оказалось, такое зрелище было для него потрясением, поскольку он еще не совсем оправился от предыдущего общения с примусом, едва не подпалившем ему брови в отчаянном протесте против грубого насилия над собой.

Как приручить примус:
Берегите брови! :)
Берегите брови! :)
Укрощаем огонь
Укрощаем огонь

Глинтвейн удался на славу. Хотя после трех-четырех глотков его вкусовые качества имели заметную тенденцию к ухудшению, запах оставался неизменно великолепным. Когда часы отмеряли начало пятого, я решил собираться ко сну. Свободного пространства, конечно же, не было. С комфортом Елочка способна вместить: лежачих посетителей - чуть больше десятка (включая приподнятую над полом VIP-зону на пятерых), сидячих - примерно столько же, стоячих - в зависимости от роста и умения сохранять скрюченное положение тела - от шести и, где-нибудь, до пятнадцати. Нас было существенно больше... Еще днем, под руководством ШурШурыча, я зарезервировал себе немного жилплощади на возвышении, у самой стены. Слева в бок упирались вызывающе неровная глыба, справа - кажется, спал Вадим (настолько плотно, что поворачиваться было бы удобнее по команде), снизу "пенку" продавливали "не по размеру наглые" камни (наиболее острые из которых наутро обернулись носками Шкипера). Народ в партере продолжал развлекаться, и, только мне удалось заснуть, как громкие голоса вернули меня к реальности.

То была разобиженная и весьма воинственно настроенная Витёчек. Она обвиняла всю нашу компанию, в том что ее не разбудили к приходу гостей и дегустации сваренного ГУ глинтвейна. Оправдывалась, по большей части, Лукойле, которая на самом деле пыталась ее растолкать, но полностью безуспешно, чему нашлось немало свидетелей. Витёчек в ответ восклицала: "Придурки, я ничего не помню!" - И их разборки выходили на новый круг.

Под эту "музыку", я вскоре опять задремал, но тут возникло какое-то активное шевеление. - У Шкипера внезапно появилась потребность почистить зубы, что он и сделал незамедлительно, даже не вылезая из спальника... А после, Макс стал втискиваться в середину нашего "лежбища", повысив плотность населения полки до уровня, близкого к взрывоопасному... Вернулись Сереги, гулявшие по затопленным штрекам, фальшиво (но зычно) распевая: "Зря ты думаешь о смерти" (других слов из этой песни никто не знал)...

Начало затопленных штреков 
Начало затопленных штреков

Вот так урывками и провалами я и дотянул до того момента, когда начали расходиться гости. На пожелание "Спокойной ночи" кто-то заметил: "Какая ночь? Уже семь часов. - С добрым утром!"

"Смешно..." - мрачно подумал я и заснул.

Подвиг разведчика

Выспался я на редкость скверно. Около десяти утра вновь началась суматоха. Вокруг кричали: "Одиннадцатый час, почти полдень. Все кончено! Все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает..."(См. к/ф "Бриллиантовая рука") - традиционно будили ГУ, нашаривали источники света, путаясь в чужих спальниках, гремели посудой и булькали жадно поглощаемой жидкостью. Какие-то тени выплывали из темноты и больно спотыкались об мои ноги, руки и туловище. Из общего шума выбился рассудительный голос: "Ну правильно. Я же говорил, что зимой рассветает поздно..."

Оценив масштабы царящего повсюду хаоса, я сделал два малоутешительных вывода: во-первых мы явно что-то проспали, а во-вторых (что гораздо хуже) проспали мы все-таки не окончательно, а значит, если поторопиться, то, вероятно, еще успеем... - на этом месте я осознал, что заснуть больше не в состоянии и принялся выспрашивать, в чем, собственно, дело. Мне объяснили, что несколько человек готовятся к выброске; им нужно попасть на некое празднество, и, чуть ли не у выхода из пещеры, в условленное время их должна ждать машина. Переварив полученную информацию, мы с доктором Dragon'ом (а затем и другие) стали выклянчивать у ГУ еще одну выброску, на более ранний (относительно запланированного для основной группы) дизель. ШурШурыч нехотя согласился, предупредив, что времени у нас будет в обрез. Ему, разумеется, не улыбалось таскаться туда-сюда трижды за день, и он подчеркнул, что "идти будем жестко", однако не встретив в наших преданных взглядах ни капли сочувствия, в итоге сдался, махнул рукой и убежал отводить первую партию.

Спешить нам было особо некуда. В Елочке весьма кстати обнаружился "холодильник" (удачно припрятанные между камнями съестные припасы). Мы плотно позавтракали и аккуратно собрали вещи. Минут через сорок вернулись Шкипер и Макс (прибившиеся к Цветочку с целью разведать начальную часть пути). Шкипер немедленно потребовал еды и воды, а также развил бурную деятельность по розыску разбросанных по всему гроту пожиток. - Никак не желал находиться нож (на котором Шкипер как раз сидел) и пара носок (пригревшихся под моей "пенкой" еще с вечера); улучшив момент - прямо во время операции поиска - предпринял попытку затеряться фонарь... Неизвестно куда исчез Макс, и объявился уже практически одновременно с ГУ.

Нас нагрузили мусором (дабы вынести его из Системы) и отправили под руководством Шкипера до "пирамиды Хеопса" (ШурШурычу было необходимо слегка отдышаться и перекусить). Ушли мы, однако, недалеко. Примерно на четвертой или пятой развилке наш проводник остановился как вкопанный и впал в глубокую, близкую к нирване задумчивость... Минуты тянулись одна за другой, и камни потихоньку высасывали из нас тепло; то сзади, то сбоку на островок света, где мы сидели, наплывала кромешная темнота. sereGine и Франц проявляли все большее беспокойство и обсуждали Шкипера в третьем лице, не очень лестно отзываясь о его способностях к ориентированию. Должно быть, им не терпелось выйти наружу, где свежий воздух и бескрайнее небо, и можно поворачивать в любую сторону без риска заблудиться из-за чьей-то дырявой памяти... Говорили они вполголоса, но с большим чувством, и Шкиперу становилось тоскливо и неуютно в их обществе, так что, подумав, он неожиданно принял решение возвращаться к предыдущему штреку. Мы подобрали вещи и поплелись было обратно, но тут навстречу нам выскочил Макс, а с ним еще трое наших, вышагивающих весело и целеустремленно; не останавливаясь они прихватили нас и повели за собой, вселив новые надежды в души страждущих (то есть обоих Серег, которые тут же простили Шкипера и двинулись вместе со всеми за Максом).

Пирамида Хеопса 
Пирамида Хеопса

Теперь события развивались настолько быстро, что уложились у меня в голове скомканными и спутанными эпизодами. ГУ догнал нас и, не дав ни секунды передохнуть, ринулся дальше в бешеном темпе. Давненько я не участвовал в таком марш-броске! Согнувшись в три погибели (а кому охота задевать головой потолок!), придерживая одной рукой транс (и ей же фонарь), в другой сжимая мешок с мусором, спотыкаясь и зацепляясь то там, то сям за какие-то выступы, я думал только о том, чтобы не выпустить из виду быстро удаляющуюся спину ШурШурыча (или хотя бы пятно света от его налобника), а также - по мере возможности - чтобы идущий сзади меня не терял мои очертания. Почти всю дорогу я шел (а вернее - бежал) вторым (прямо после ГУ), за мной, по-моему, следовала Лена, а после нее - даже не знаю... Мы "стартовали" вдесятером (не считая Цветочка); до выхода дошли только семь человек... Отстал, по иронии судьбы Шкипер, ну и, конечно же, ("нежно любящие" его) оба Сереги (sereGine и Франц)!!!

Приятно было снова "увидеться" с Чайником, выписаться из Журнала, почувствовать воздух с поверхности и насладиться ярким солнечным светом... На выходе - горка, уходящая ввысь (под семьдесят градусов) метра на два, представляла собой сплошной накатанный лед. Но это было уже неважно. Шура Стрижов блестяще выполнил роль распорки, при помощи которой выбраться наружу не составляло труда... От всех нас шел густой пар. На улице стоял приличный мороз (минус пятнадцать-двадцать), но поначалу нам было невыносимо жарко... Вчера мы добирались от Входа до Елочки часа полтора, - обратный путь занял немногим более получаса!..

Но подвиги наши на этом не кончились. Еще предстоял поход к станции (откуда мы топали до пещеры около тридцати минут), и к дизелю мы успевали уже "впритык". Для экономии времени переодевание отложили до того момента, пока мы не окажемся в (сухом и теплом) вагоне... Бяки не желали нас отпускать! - Тяжелая выброска все-таки не прошла даром, и скоро стало понятно, что идти в нужном темпе способны уже не все... Яр предложил разделиться, и основной группе ковылять в том же направлении "без напряга", тогда как он и прочие добровольцы (если таковые найдутся) проследуют с максимальной скоростью до платформы, дождутся поезда, поговорят с машинистом и под любым предлогом задержат состав (как вариант рассматривалась "взятка должностному лицу при исполнении служебных обязанностей" - статья 291, п.1 УК РФ). Я увязался за Яром, поскольку в противном случае мне было обеспечено медленное, но неуклонное обморожение, с образованием хрустящей корочки из костюма, покрытого на момент выброски толстым-толстым слоем отборной грязи.

В продолжение лучших традиций ШурШурыча, мы с Яром рванули вперед, сохраняя постоянное ускорение, и через сотню метров я с удивлением обнаружил, что еще способен бежать (против ветра... по снегу!.. с объемистым трансом, вцепившимся узкими лямками в мои плечи, подскакивающим и съезжающим на бок при малейшем намеке на поворот!!!). Хотелось бы мне посмотреть на это со стороны! Зрелище должно было получиться отменное: растрепанные и перепачканные существа неизвестного происхождения, несутся галопом по опушке леса, устремив безумные взгляды куда-то за горизонт... Последняя треть пути пошла в горку, и я попросил "сбавить обороты", тем более, что к месту мы теперь должны были "причалить" вдвое раньше, чем требовалось. Похоже, Яр нисколько не утомился, и в тот момент, когда я, волоча с трудом ноги, переползал через рельсы, он бодрым голосом заявил, что "было бы неплохо вернуться и помочь ребятам нести вещи". Я с удовольствием уступил ему эксклюзивное право на упомянутое деяние, и был оставлен демонстрировать благодарным зрителям очередное шоу из серии "Трансформация пещерного человека в городского посредством публичного переодевания..."

Проклятый дизель, как и можно было предполагать, заставил нас хорошенько промерзнуть, опоздав минут на пятнадцать. Зато внутри него было так натоплено и уютно, что я тут же заснул и проспал всю дорогу... На электричку мы пересели вообще без проблем, и, если не считать досадного инцидента с возникнувшим из ниоткуда "сборщиком штрафов", то наша миссия, в конце концов, увенчалась несомненным успехом.
...Иначе обстояло дело у Шкипера, застрявшего в одном из множества безымянных штреков в компании с постепенно звереющими Серегами. О нем я вспомнил, когда кто-то из нас обратил внимание на часы, показывающие вполне реальное время в головной части вагона, но отстающие на совершенно необъяснимую величину (типа - час двадцать три, или два восемнадцать) в хвосте. Существование Шкипера, его образ мысли и действия являют собой парадокс примерно того же порядка. Чуть позже, восстанавливая по свидетельствам очевидцев цепь его злоключений в Бяках, я даже не мог понять, где началась для него "черная полоса"... да и была ли она когда-либо "белой"?..

Зарубки на известняке - так добывали камень 
Зарубки на известняке - так добывали камень

Еще на развилке, застигнутый врасплох внезапным приступом амнезии, пытаясь сообразить, куда направиться дальше и нервно пощелкивая фонарем (под недобрыми взглядами Франца с sereGin'ым), он вслух посетовал на отсутствие запасных батареек, поскольку, судя по тускнеющему на глазах лучу, текущих хватит уже ненадолго. Я отдал ему свой резервный фонарик и попросил использовать его только в крайнем случае... Дальше нас повел Макс, а затем и ГУ, причем Макс каким-то образом переместился почти в конец нашей "колонны"... - за ним с заметным отставанием следовали Шкипер и оба Сереги. Недалеко от Могилы Гука свет у Шкипера стал катастрофически меркнуть, в связи с чем тот произвел какие-то загадочные манипуляции с "иссякшими" батарейками и возродил их к жизни. При этом Макса уже, понятно, и след простыл, поэтому Шкипер оставил sereGin'а с Францем на повороте, а сам пошел на разведку. Бродил он, видимо, очень долго. - ШурШурыч за это время успел отвести нас к выходу, и возвратился в ту самую точку синхронно с ним, причем последний вылезая из бокового туннеля и указывая себе за спину (в направлении, прямо противоположном выходу), гордо провозгласил: "Я понял! - Нам в ту сторону". ГУ слегка повеселился по этому поводу, после чего объяснил, куда им на самом деле надо было идти, и побежал собирать основную группу.

Где-то в системе :) 
Где-то в системе :)

Шкипер с Серегами благополучно добрались до могилы Гука... и тут уверенность вдруг оставила их, хотя дальнейший маршрут, кажется, не должен был вызывать сомнений. У Франца к тому же потух фонарь, и Шкипер (вот добрая душа!) передал ему мой. По счастью (или им на беду), на них вскоре наткнулись какие-то добрые люди и провели Шкипера до Журнала. Серег он, почему-то, бросил у Гука (возможно, идти пришлось быстро и без вещей, а может быть его просто начали утомлять их "наезды", и он решил немного побыть в одиночестве). Поблагодарив спасителей и попрощавшись с ними, Шкипер побрел назад... но возле Чайника батарейки, наконец, полностью "сдохли", и он оказался в абсолютной темноте. Собравшись с силами, он отполз на ощупь к Журналу (наверное, хотел выйти наружу, но, чуть спустя, уяснил, что там слишком холодно), и просидел пару часов в обнимку с "журнальным камнем", пока его не нашел ГУ уже на основной выброске.

Сереги, разумеется, тоже никуда не могли деваться. Но им все же было не так тоскливо. - ШурШурыч застал их за обсуждением разнообразных достоинств Шкипера (в основном, кулинарных). Они поведали ему, как тот улизнул к выходу с компанией сомнительных личностей и больше не появлялся. ГУ направился дальше, прикидывая где и каким образом лучше искать Шкипера. - С того станется заблудиться в Красных Собаках или застрять в каком-нибудь слабооткопанном "шкурнике", поэтому ситуация выглядела достаточно угрожающе. Проблемы со светом, кстати, не миновали и самого Цветочка (его налобнику "поплошало" на обратном пути после нашей выброски, и стоило ему тогда - у могилы Гука - замешкаться с троицей бедолаг подольше, последние штреки пришлось бы преодолевать на ощупь). Теперь я припоминаю, что кому-то еще (Олегу, наверное) за пару минут до выхода я вручил последнюю свою запасную батарейку, - все по той же причине. Ну просто какая-то повальная аккумуляторная эпидемия пронеслась над теми, кто участвовал в нашем "марш-броске"! С таким раскладом спасение Шкипера нельзя было назвать делом времени. Наоборот, шансы его таяли буквально с каждой секундой...

...Должно быть поэтому он, в итоге, обнаружился сам. Как я уже говорил, на него наткнулись почти у выхода, и состояние его было - не то чтобы безнадежным - но уж точно плачевным. Он жутко замерз (ведь у Журнала все-таки рукой подать до поверхности), и, в перерывах между стуком зубов, можно было услышать как он тихо твердит: "Я - самое слабое звено... Я - самое слабое звено... Я - самое слабое звено..."

Sonne

Примерно так и завершилась наша "экспедиция" в Бяки, и если я поставлю здесь точку, обещанный отчет будет готов... Одно только осталось вне этого текста, нечто особенное, лежащее на грани моего восприятия, что я не мог и не хотел втискивать в рамки обычной хроники.
Пещера. Подземный мир, существующий по собственным непреложным законам. Стихия, такая же капризная и сумбурная, такая же своевольная как человеческий разум. Каким-то образом мы общались с ней и понимали друг друга. И нет таких слов, которыми можно описать Систему, представшую перед моим внутренним взором...

Я чувствую движение, я вдыхаю влажную пустоту, я всматриваюсь в игру теней. Мы куда-то бредем, петляем и возвращаемся; я считаю мгновения, спрессованные между ударами сердца... И новый поворот открывает вдруг "пограничную веху". Вот он! - Страж Подземного Царства, как всегда молчаливо приветствует нас. Но я уже не могу сдержать рвущиеся наружу эмоции.

Чаайнииик! Старый друг. Я так ждал тебя... Я мечтал о встрече с тобой долгие сотни... тысячи бесконечных секунд. Я терял надежду всякий раз, когда божественное сияние ГУ'шного фонарика исчезало за поворотом, оставляя меня один на один с шершавыми стенами и скользкими валунами... Я верил, что увижу тебя... Карабкаясь по нескончаемым штрекам, через завалы, провалы, обломы, через глиняные накаты и необтесанные булыжники, нащупывая дорогу когда руками, а когда и затылком в нестерпимом желании разогнуть спину...

"Вперед и только вперед!" - кричал ГУ зычным голосом. А я едва слышал его, за стуком сердца и шумом крови в висках, но всякий раз передавал дальше его слова, зная, что сзади меня идут люди, которым тоже нельзя останавливаться, нельзя подводить тех, кто идет за ними... "Могила Боцмана... Знак выхода под потолком..." У меня за спиной кто-то спотыкался и отставал. Я окликал ШурШурыча, упрашивая их подождать. Но нет! "Никаких остановок! Вперед! Не растягиваться..." И снова я, задыхаясь, повторял названия и повороты, уже слабо соображая, что они означают: "Могила Гука... Отсюда направо... Следите за знаками... Чайник..."

"Чайник!" - в моей голове также пусто как в твоем проржавевшем брюхе. Все мысли растворились во тьме, влажной и душной, неумолимо сочащейся из каждой трещинки, и бьющей сплошным потоком из боковых коридоров, сжирая звуки, обхватывая и обволакивая меркнущий конус света, кусочек дневного мира, который я держу в правой руке...

Мы уже близко... Мы внемлем... Мы проникаемся новизной ощущений...

"Hier kommt die Sonne", - как поет группа Rammstein. Сюда приходит Солнце! И жизнь - всего лишь игра Его отблесков в безбрежном равнодушии глянцевой пустоты...

В эту ночь мне приснился Свет.

Посмотреть фотогалерею похода

Товар добавлен в корзину